г. Тула, проспект Ленина 77

+7(4872) 384-327

Ответственность пристава за сорванный отпуск

20 июля 2018 г. судебным приставом исполнителем вынесено постановление о временном ограничении на выезд гражданина из Российской Федерации, о чем он не знал.

9 августа 2018 г. он приобрел туристическую путевку в Турцию сроком с 2 по 15 октября 2018 г., однако при прохождении паспортного контроля 2 октября 2018 г. сотрудники пограничной службы сообщили ему об ограничении на выезд из Российской Федерации и вручили соответствующее уведомление, в связи с чем он не смог выехать на отдых.

Отказывая в удовлетворении требований гражданина о взыскании убытков и морального вреда суд указал, что истец на момент приобретения турпутевки знал о наличии задолженности на основании решения суда от 23 января 2018 г., а    следовательно, действуя с должной степенью разумности и предусмотрительности, он мог заблаговременно до приобретения путевки получить достоверную информацию о наличии или об отсутствии препятствий для выезда за границу. Признание постановления судебного пристава-исполнителя о временном ограничении на выезд из Российской Федерации от 20 июля 2018 г. незаконным, по мнению суда апелляционной инстанции, не свидетельствует о наличии причинно-следственной связи между действиями судебного пристава-исполнителя и причиненными истцу убытками.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, признавая постановления судов незаконными и направляя дело на новое апелляционное рассмотрение, руководствовалась ст. 15, 16 и 1069 ГК РФ, а также положениями  ст. 2, 4, ч. 2 ст. 119  Федерального закона от 2 октября 2007 г. №  229-ФЗ «Об  исполнительном производстве» (далее − Закон об исполнительном производстве),  п. 1 ст. 12, пп. 2 и 3 ст. 19 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах»1, из которых следует, что гражданин вправе рассчитывать на то, что действия государственных органов будут соответствовать требованиям закона, а вред, причиненный незаконными действиями государственных органов, подлежит возмещению в полном объеме. При этом обязанность доказать законность их действий должна быть возложена на соответствующий орган или должностное лицо.

Судом по делу установлено, что туристическая поездка истца не состоялась по причине того, что в отношении него было вынесено постановление о временном ограничении на выезд из Российской Федерации.

Незаконность постановления судебного пристава-исполнителя о временном ограничении должника Т. на выезд из Российской Федерации установлена судебным актом, вступившим в законную силу.

В частности, установлено, что судебным приставом-исполнителем нарушена обязанность по уведомлению должника о возбуждении в отношении его исполнительного производства, а также о принятии постановления о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации, установленная ст. 24 и ч. 10 ст. 67 Закона об исполнительном производстве.

Так, в соответствии со ст. 67 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель вправе вынести постановление о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации при неисполнении должником-гражданином в установленный для добровольного исполнения срок без уважительных причин содержащихся в выданном судом или являющемся судебным актом исполнительном документе требований, если сумма задолженности по исполнительному документу составляет 30 000 руб. и более (п. 3 ч. 1).

Копия постановления о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации направляется судебным приставом-исполнителем должнику не позднее дня, следующего за днем его вынесения (ч. 10).

Согласно ч. 12 ст. 30 Закона об исполнительном производстве срок для добровольного исполнения составляет пять дней со дня получения должником постановления о возбуждении исполнительного производства, либо с момента доставки извещения о размещении информации о возбуждении исполнительного производства в банке данных, отправленного посредством передачи короткого текстового сообщения по сети подвижной радиотелефонной связи, либо иного извещения или постановления о возбуждении исполнительного производства, вынесенного в форме электронного документа и направленного адресату, в том числе в его единый личный кабинет на Едином портале государственных и муниципальных услуг, в соответствии с ч. 21 ст. 14 данного федерального закона, если иное не установлено этим федеральным законом.

Из приведенных положений закона следует, что основанием для ограничения на выезд должника из Российской Федерации является не наличие решения суда о взыскании денежных средств, а неисполнение должником требований исполнительного документа в срок для его добровольного исполнения, определяемый в соответствии с Законом об исполнительном производстве.

С учетом изложенного вывод судов апелляционной и кассационной инстанций о том, что наличие решения суда о взыскании с Т. денежных сумм само по себе обязывало его проверять наличие или отсутствие в отношении его исполнительных производств и ограничений на выезд за пределы Российской Федерации, не основан на нормах права.

Внимание! Информация, содержащаяся на сайте, не может служить заменой консультации юриста. Перед совершением любых юридически значимых действий необходимо проконсультироваться со специалистом. Для получения юридической помощи позвоните по телефону  +7(980) 72-52-001 или воспользуйтесь чатом. Я Вам отвечу. С уважением, Сергей Шарыгин.